Народ не пожалеет ничего

От Кенигзее к легендарному Оберзальцберге, даже с одной пересадкой, добираться местным общественным транспортом совсем не долго. Когда тишина молчаливых гор буквально сдавливала уха, вокруг озера вдруг раздались выстрелы — а эхо многократно повторяло глухие звуки. «А, это биатлонная команда тренируется», — засмеялась местная жительница, которая вместе со мной ждала автобуса. Хотя шесть десятилетий назад в этих краях стреляли отнюдь не биатлонисты.

… Харизматичный партийный лидер, именно стремительно наращивал свой политический рейтинг, после короткой прогулки извилистыми горными тропами Оберзальцберге, было от иноземных в немом восхищении. Сразу же взял в аренду шале «Хаус Вахенфельд». А через десять лет, когда пришел к власти, задешево приобрел его у прежних хозяев перестроил и назвал «Бергхоф» (горный дворец — нем.) По вечной номенклатурной традиции, наряду построили себе дачи ближайшие соратники главного наци — Герман Геринг, Рудоль Гесс, Мартин Борман, а также подчиненные фюрера низшего ранга. В сказочно-пряничного Берхтесгадене появились постоянно действующие структуры рейхканцелярии. Кстати, вблизи местного железнодорожного вокзала до сих пор можно увидеть ангар, в котором, как считается, прятали аэропланы для пассажира номер один.

В 1938 году Борман сделал Гитлеру поистине царский подарок к 50-летию: от имени немецкого народа подарил так называемый Чайный дом — виллу на вершине горы Кельштайнхаус. Это было чудо инженерной мысли того времени. Чтобы добраться на гору построили 6,5 километра дороги шириной четыре метра, которая проходила через 5  тоннелей. Строительство обошлось в астрономическую сумму — целых 30 млн. рейхсмарок. В приблизительном пересчете это более 100 миллионов евро. Сегодня — из соображений безопасности — двигаться ею могут только специальные автобусы с усиленными двигателями и тормозной системой, и только летом. Когда горы покрывает снег, подъезды к Чайного дома закрывают, и слово «Кельштейнхаус» старательно залепляют на всех дорожных указателях. Хотя и обычная дорога к Оберзальцберге насыщена столь крутыми подъемами и резкими поворотами, что намерен испытывать судьбу в это время года не возникает.

Музей на месте госдачи

Гитлеру, впрочем, не понравилась новая резиденция: говорят, именно из-за трудностей с проездом. Он посетил ее всего шесть раз. Возможно, именно благодаря этому Чайный дом уцелел во время Второй мировой войны — в отличие от остальных вилл города, а также трех километров подземных бункеров с рабочими кабинетами, жилыми комнатами, казармами, складами, электростанциями и даже загоном для собак.

… Сегодня центром Оберзальцберге является так называемый Центр документалистики: музей, который рассказывает об ужасах фашистского режима. Построен он в виде многоэтажного конуса, а экспозиция построена по принципу «Чем ниже, тем страшнее»: кроме шокирующих документальных фото о деятельности нацив, из динамиков звучат голоса узников концлагерей. Это все, что осталось от имения «Бергхоф». Саму виллу сначала разбомбили английские военные самолеты, а затем ее остатки взорвал баварское правительство: чтобы «Бергхоф» не стал местом паломничества неонацистов.

Отдельная страница — музея и не только — история самого Оберзальцберге. Местные крестьяне дорого заплатили за красоту своей местности и, главным образом, за то, что она так понравилась фюреру. В 1933 году эти склоны окружили несколько рот эсэсовцев, выселили отсюда всех крестьян — и сделали закрыт от всего мира укрепленный район для верхушки Третьего рейха. 25 апреля 1945 Оберзальцберге в два захода атаковали 275 британских бомбардировщиков «москит» и сто американских «мустангов». Следовательно район превратился в сугроб обломков, которые в таком виде пролежали еще десятилетия в американской оккупационной зоне, а затем были уничтожены. Сейчас архитектурных свидетелей прошлого в этих краях осталось немного. Исключение — восстановленный отель «Цум Тюркен». Однако нигде не афишируется, что во время войны он служил базой отряда «Небель» (туман) А даже в доступных архивах здесь не выставляют фото фюреровских дач — только последствия правления тоталитарного режима: немцы успешно перевернули эту страницу своей биографии. Наконец, и слово «фюрер» здесь принято писать в кавычках.

Маленький штрих: английский в этом районе — привычное язык общения. Сюда ежегодно приезжало на отдых до пяти тысяч штатовских солдат, в частности участники войны в Персидском заливе. Американскую базу полностью вывели из-под Берхтесгадена только в 1996 году.